Нур-Султан

Алматы

SSE

FTSE 100

Dow Jones

KASE

Brent

WTI

Золото

PTC

USD

RUB

EUR

CNY

Кто научил вас дико извиняться?

11 июня 2021, 08:075157

Воистину: никогда такого не было, и вот – опять! Что это за новая мода в Казахстане? Каждые три дня кто-нибудь публично извиняется. Только за прошлую неделю мы услышали и увидели целых три покаянных речи – их со смачным хрюканьем растиражировали все новостные СМИ.


Кадр из х/ф "Покаяние",   реж. Т. Абуладзе, 1986

Первым извинился хулиганистый папаша из Аркалыка. Помните, он в пьяном виде посадил своего 14-летнего ребенка за руль машины, сам сел рядом и, лихо матерясь, стал учить пацана уходить от погони полицейских. Во время публичного извинения у «раскаявшегося» отца была такая измученная физиономия, что хотелось сначала дать ему похмелиться, а уж потом прощать.  

Вторым извинялся «Нурбол с ксивой» – так ушлого парня прозвали в интернете. Нурбол занимался тем, что с поддельным документом на имя сотрудника Антикора разъезжал по улицам, сознательно нарушая правила. А когда его тормозили, вынимал свою липовую корочку и страшно орал на полицейских. 

Наконец, третьим просил прощения у всего народа Казахстана юноша, который всего-то-навсего по пьянке выстрелил из сигнального пистолета в воздух на свадьбе друга. 

Вот такие у нас были новости. Как говорится, «новости, которые мы заслужили».   

Давайте подумаем, что это за новая форма публичной коммуникации? Несут ли какую-то юридическую или хотя бы моральную нагрузку все эти покаянные ролики?

Разумеется, феномен публичных извинений на камеру появился не сегодня и не в Казахстане. Все началось с немецкого политика Вилли Брандта. В декабре 1970 года Брандт в знак раскаяния за преступления фашизма преклонил колени перед памятником жертвам Варшавского гетто. После этого ему дали Нобелевскую премию мира.

Термин «Публичное извинение» прописан и в документах ООН. Там он трактуется как сложное юридическое понятие, которое включает в себя множество компонентов. Например, публичное признание правонарушения, признание ответственности, действия правонарушителя по компенсации причиненного ущерба и т.д. 

Извинения перед обществом приняты людьми еще много веков назад как часть «Ритуалов вины и позора». Я говорю про культуры народов, где проповедуется высокий статус чести и достоинства, где «потеря лица» – самое страшное, что может произойти с человеком. 

Так, у японцев культ извинений очень важен и очень сложен. Само действие «просить прощения» может быть выражено двадцатью разными способами. Например, бывший премьер-министр Японии Синдзо Абэ выступал по случаю очередного окончания Второй мировой войны и принес «искренние извинения» от лица народа Японии, которая была в войне агрессором. Он сказал слово «Оваби!», которое означает не просто извинения, а «глубокое осознание, раскаяние и клятву не повторять случившегося». А если бы он сказал «Мушиваке най!», то это бы означало «Извините, что я причинил вам неприятности». Если бы сказал «Канбен!», это бы значило «Прошу прощения и пощады!» и так далее. 

В наших степях нет такого сложного смыслового наполнения слова «Извините!», поэтому его и лепят в эфир все, кому не лень, дискредитируя сам процесс публичных извинений. Мелкие воришки, жулье, хулиганы, драчуны прямо стоят в очереди, чтобы перед камерой попросить прощения у народа. Прямо какой-то парад раскаявшихся грешников. 

На самом же деле публичные извинения нужны, если, конечно, они не произносятся по десять раз на неделе. Во-первых, это первая возможность для нарушителя, чтобы восстановить утраченное доверие. Во-вторых, это простой инструмент, напоминающий обществу об этических и правовых нормах. 

И, разумеется, самая главная составляющая публичных покаяний – это искренность. Искренность, а не желание оправдаться или сместить фокус внимания. Сегодня даже появился такой термин как «Извинения Шрёдингера». Это ситуация, когда человек либо не признает вину до конца, либо сваливает ее на других, либо лицемерит. 

Вернемся к началу статьи. Кому из трех извинившихся вы больше всего поверите: отцу, который посадил ребенка за руль; парню, который пьяный стрелял на свадьбе, или чудику, который выдавал себя за сотрудника Антикора? С одной стороны, действия первых двух были очень опасны с общественной точки зрения – могли запросто пострадать окружающие. А с другой стороны, им верят больше – ну выпили, ну пальнули, ну убегали, со всяким бывает. 

А вот «Нурболу с ксивой» верят меньше всех. Это же надо было подделать документ, сознательно провоцировать полицию, снимать все на камеру и выкладывать в сеть! Пусть никому он толком не навредил, но каков прохиндей! К тому же кается он как-то вяло и почти с издевкой. 

«Слезы и вставание на колени помогают «продать» извинения, но не способны вымолить прощение». Так говорится в исследовании, опубликованное в Journal of Personality and Social Psychology: «Interpersonal Relations and Group Processes». 

Извинение в социальных сетях, слезы на камеру очень часто не имеют ничего общего с искренним раскаянием. Это всего лишь прогиб перед властью, признание того, что да, ты попался, что власть оказалась сильней. 

Тем не менее я двумя руками за даже такой, пусть ненадежный способ каяться и признавать свою вину. Но только в случае, если просить прощения в судах будут все воры-министры, взяточники-акимы и прочие VIP-коррупционеры. Ведь они идут на зону молча и гордо, как бонивуры. 

На месте правительства я бы ввел институт публичных извинений для всех ворюг государственного масштаба. Хоть какая-то была бы моральная отдушина.


Андрей ЗУБОВ

2006 - 2021 © Ваша почта. 16+